Проблемы  исторического сознания, исторической памяти  относятся к кругу междисциплинарных, изучаемых не только исторической наукой, но и психиатрией, психологией, антропологией, философией, литературой, педагогикой, и конечно, социологией.

Историческая память, историческое сознание, коллективная память, социальная память, ставшие предметом социологии демонстрируют своеобразный «бум памяти», который особенно ярко проявился в начале 2000-х годов, хотя внимание к феномену памяти социологи проявляли в начала 20 века. Стартом социологических исследований памяти  дали работы М.Хальбвакса, который и ввел в оборот термин «коллективная память»[1].

Сегодняшний интерес к проблемам памяти скорее сфокусирован вокруг «мнемо-истории», которая в отличие от самой истории означает не прошлое как таковое, а прошлое, которое вспоминают»[2], и которое во многом носит мифологический характер.

Избирательность памяти, формирующая определенные смыслы к общественном сознании, зависит от многих факторов: личного опыта, образования, влияния СМИ, культурного бэкграунда, актуальной социальной и политической ситуации, и культурной политики власти.  Помимо коллективной памяти в научный дискурс было включен и термин «коллективное забвение» (collective forgetting), возникший как результат изучений т.н. «амнезийных обществ», где целый ряд воспоминаний вытесняется, исключается из общественного сознания.

Обращение социологов к проблемам «забвения» и «мифологизации» истории расширило и предмет исследования для социологов, в который стали включаться разнообразные артефакты,  памятники, исторические места и даты, памятные события и церемонии, воспоминания, дневники, устные истории, нарративы, что обогатило и методы исследования (кейс-стади, биографические методы, контент-анализ и методы визуальной социологии)

Проблема соотношения мифа и истории, несмотря на многочисленную литературу, нуждается в дальнейшей разработке.  Заметим, что довольно  сложно соотнести термины: миф и история, при том, что сам термин миф допускает множественность толкований[3]: миф как способ переживания и объяснения жизни и миф как художественная конструкция, миф как продукт коллективного творчества и миф как плод идеологической работы, миф как вторичная семиологическая система.

Социологов интересует не столько литературный миф и не специфика историографии о Наполеоне, а мифы массового сознания.  Главная исследовательская задача в этой связи  – описание методик и способов анализа исторического мифа (в данном случае, о Наполеоне) социологическими методами.

 

Об исторических  мифах и  историческом сознании.

Как ни парадоксально звучит, на протяжении истории происходило расширение области мифического, так как научные теории определяли и соответственно меняли критерии реального[4].   В каждую историческую эпоху область мифологического зависит от того, что мы принимаем за «реальное».  Как справедливо заметил Ф. Сакс, вряд ли мы сможем понять исторический период, если оставим без внимания присущие ему ненаучные представления и предрассудки[5]. 

Противопоставление мифа и истории – отчасти оправдано, т.к.  доминирующая точка зрения на миф состоит в том, что все мифы противостоят истории (Historie), а повествование считается мифом, если описываемые события не соответствуют данным исторической критики.

Однако эта грань значительно тоньше. Важнейшая часть  исторического сознания – это эмоционально нагруженные представления об исторических фактах, событиях, людях, выдающихся деятелях, героях и злодеях, составляющих историческое сознание,   играют роль ценностных ориентиров, во многом определяющих оценку современной действительности и поведение людей в современном  мире. Эти эмоции – главная питательная среда современной  мифологии и современного мифотворчества.

В этой связи, историческое общественное  сознание  и обыденное сознание – хороший мостик между историей, историческим знанием и мифом.

Под историческим сознанием мы будем  понимать систему знаний, представлений, взглядов, традиций, идей, концепций, посредством которых у той или иной социальной общности (в нашем случае, нации) формируется представление о своем происхождении, важнейших событиях в своей истории и выдающихся деятелях прошлого, о соотношении своей истории с историей других общностей людей и всего человеческого сообщества.

А под историческим мифом  – упрощенное понимание исторических процессов, в ходе которого возникают различной степени искажения. Речь, конечно, идет о “третичной”, а не о “первичной” (архаической), мифологии[6].  В той степени, в какой повествования, относящиеся к событиям прошлого, не совпадают с реконструкцией прошлого, проводимой современной историографией, они считаются мифическими.

Историческое сознание имеет достаточно сложную структуру, обусловленную путями и способами его формирования.  Первый (низший) уровень исторического сознания, соответствующий обыденному уровню общественного сознания, формируется на основе накопления непосредственного жизненного опыта. На этом уровне историческое сознание проявляется в расплывчатых, эмоционально окрашенных воспоминаниях, зачастую неполных, неточных, субъективных.  Следующий уровень исторического сознания  касается  исторической памяти, которая предполагает и освоение некой систематизированной информации (в т.ч., через систему образования).

В рамках данной работы мы рассматриваем мифотворчество  как способ функционирования обыденного сознания, как результат бессознательной имитации и осознанной реконструкции, а также как следствие навязывания мифопорождающих представлений о действительности или косвенного внедрения в сознание готовых мифов, построенных идеологами и предназначенных для массового употребления.

Один из источников ремифологизации — «полузнание»: человек субъективно и объективно становится неспособен овладеть знанием как целостностью, а «полузнание» неизбежно включает в себя иллюзии и стереотипы[7].

Избирательность памяти, формирующая определенные смыслы к общественном сознании, зависит от многих факторов: личного опыта, образования, влияния СМИ, культурного бэкграунда, актуальной социальной и политической ситуации, и культурной политики власти.  Помимо коллективной памяти в научный дискурс было включен и термин «коллективное забвение», возникший как результат изучений т.н. «амнезийных обществ», где целый ряд воспоминаний вытесняется исключается из общественного сознания.

В этой связи встает целый ряд  оснований для анализа в рамках социологического подхода:  выявления  неосознанного следования схемам мифического мышления, особенностей бессознательной  реконструкция мифа в художественном творчестве, осознанное использование исторических и идеологических мифов.

В качестве анализа исторического мифа мы предлагаем ряд методов, результаты применения которых  использованы в данной статье:

  • традиционный опрос общественного мнения[8] (при изучении исторического сознания и исторической памяти).
  • качественную методику неоконченных предложений[9] (при изучении стереотипов и ассоциативных рядов), которая  релевантна нашей исследовательской ситуации, поскольку необходимо найти  основные составляющие широкого, недостаточно структурированного объекта[10];
  • Метод  контент-анализа текстов[11]  (при выявлении структуры мифа и  ассоциативных рядов), где используются как количественный, так и качественный анализ.
  • Методы визуальной социологии при выявлении образа мифического героя (Наполеона) в  печатной и  кино-рекламе[12].

 

Специфика исторического сознания и особенности воспроизводства исторических  мифов

В современном обществе  историческое сознание является результатом целенаправленной деятельности образовательных, государственных и иных социальных институтов.  Особенно это касается чувства гордости за историческое прошлое своего народа. Именно оно обуславливает национальное достоинство  и позитивную идентичность. И если актуализация чувства гордости за прошлые победы и успехи в известном плане консолидирует сообщество,  то негативно воспринимаемые события и факты провоцируют отчуждение от страны, государства, формируют чувство неполноценности у целого народа.

Французский историк М. Ферро убедительно показал, что курсы истории, которые используются в разных странах для обучения молодежи, нередко трактуют одни и те же исторические факты по-разному в зависимости от национальных интересов. Эти  представления, находясь в плену у идеологии,  по необходимости так или иначе искажают реальность[13]. В итоге научные по видимости произведения многих наших современников имеют зримые черты социальной конструкции и по ряду параметров весьма близки к мифологии.

Величие Наполеона тем больше, чем сильнее в России  гордятся победой над ним, ибо победа над великим противником возвышает более, чем над слабым.

Историческая память, являясь основой мифотворчества,  избирательна – она нередко делает акценты на отдельные исторические события, игнорируя другие.

И коллективная память, и коллективное забвение могут выступать  важнейшим средством национальной и культурной идентичности, интегрирующего общество. Если память акцентирует внимание на победах и героях, то функция забвение – забыть те события, которые могут нарушать функциональное единство общества, например, проявления насилия и жестокости, трусости и предательства.  Забвение приобретает различные формы: от насильственного забвения до забвения как «унижающего молчания». Нация – не только общность, объединенная общей история и общим прошлым, но и совместно забытые вещи[14].

В этой связи важнейшей стратегией коллективного сознания является правильное сочетание «памяти» и «забвения», правильного выбора, что помнить, а что забывать.

Структура образа Наполеона в массовом историческом сознании.

 Структура образа Наполеона в современной историческом сознании включает в себя несколько элементов с разным весом: «великий француз»; «великий полководец»; «государственный деятель»; «великий любовник».

Наполеон остается  одним  из символов Франции и великим французом.   Здесь надо заметить, что для русских – Франция сама по себе нагружена массой символов и смыслов, при этом долгие годы остается на первом месте в рейтинге стран Западной Европы по уровню симпатий к ней.

В массовых опросах общественного мнения  респонденты в большинстве своем демонстрируют  как позитивное отношение,  так и разностороннее знание прошлого и настоящего, культуры и истории этой страны[15]. В рейтинге исторических периодов, которые вызывают интерес у российских граждан, «война с Наполеоном» стоит на 10 месте, при этом  русские единодушны в оценке этого периода, их мнение консолидировано, они не видят серьезных противоречий в описании событий и роли отдельных личностей.  По сути, официальная историческая версия войны1812 г.  в максимальной степени совпадает с тем, что мы видим в исторической памяти.

В списке известных французов Наполеон стоит на третьем месте (6%), уступая пальму первенства Шарлю де Голля (12%) и действующим премьерам  Жаку Шираку в 2001 и Н.Саркози в 2010;

Популярность героя может быть показана и «индексом цитирования». Можно сказать, что использование наполеоновских цитат и афоризмов широко распространено в российском публичном и информационном пространстве.  Так, в изучаемом контент-анализом массиве данных (10% статей)  обыгрывались его слова (или приписываемые ему слова):

а) о власти, силе, политике, успехе, славе: “Я люблю власть. Но люблю ее, как художник. Я люблю это, как музыкант любит свою скрипку, из которой он вытягивает звуки и аккорды гармонии”», (для рейтинга «Форбс»); “Большие батальоны всегда правы”; “Храбрые в минуту опасности краснеют, трусы – бледнеют” (про теракты); «ввязаться в бой, а там, как выйдет» (про участие в кинофестивале); «большая политика – это здравый смысл, примененный к большим делам»; «маршальский жезл в каждом солдатском ранце»; “Нам укрытием служит патриотизм”

б) характеристика Наполеоном городов, стран, народов : назвал площадь Сан Марко в Венеции “роскошной гостиной Европы”, Москву – “столицей азиатского абсолютизма”, Россию – “империей Севера”; «в России нет дорог – только направления»; “Если каждый китаец топнет ногой, будет землетрясение”.

в) афоризмы-призывы, восклицания: “Дерзайте!”, “Воюйте!”…», “Какая прекрасная смерть!”, “Здесь я построю второй Париж!”;

г) о разнице между славой и успехом: “Я изучал успехи других полководцев и пришел к выводу, что они сделали все для того, чтобы эти успехи состоялись. А слава моя – это не сорок выигранных битв, а Гражданский кодекс”; что признавал трудолюбие основой успеха; слова Наполеона о Кутузове после битвы при Бородине: “Вы, гений, предпочитаете громкой славе верную победу”;

д) об образе жизни : “Четыре часа спит мужчина, пять – женщина, шесть – идиот”;

е) характеристика исторических лиц (о Луизе, супруге короля Фридриха-Вильгельма III как “одной из красивейших женщин Европы”; о Суворове, Александре.

  • В целом за 7 лет было выявлено всего 408 упоминаний о Наполеоне. Тематическое распределение статей выглядит следующим образом (См. График ): лидирующим является кластер, включающий в себя упоминания о Наполеоне в контексте событий войны1812 г., и как правило, рядом с М. Кутузовым (19,8%). От 10 до 15% выпадает на кластеры сообщений,   связанные с реальными историческими фактами и событиями из жизни Наполеона (16,1%),  где Наполеон упоминается как исторический персонаж в контексте других событий истории (12,2%),  о современных событиях культурной жизни, связанных с наполеоновской тематикой (спектакли, фильмы, книги, выставки и т.д. (14%).  Менее 10 % упоминаний – цитаты и афоризмы Наполеона (8,9%), созданные ранее различные художественные произведения и фильмы (7,8%), использование имени Наполеона как ассоциации и объяснительной модели для событий сегодняшнего дня(5,6%).

1.Лидером по упоминанию имени Наполеона является кластер об Отечественной войне 1812 г., (19,8% упоминаний), большинство из них  встречаются  только в контексте войны, в том числе в связи с историческими реконструкциями битв, годовщин изгнания из России и т.д. Используются такие коннотации, как «победа над Наполеоном», «бегство Наполеона из Москвы», «вторжение Наполеона», «грянула война с Наполеоном», «поход Наполеона» и т.д. Примерно треть из этих сообщений содержат также имя М. Кутузова.

2.Статьи  об исторических фактах и событиях  (16,1%) включают в себя сообщения и рассказы о фактах из жизни Наполеона, в которых не всегда возможно отделить реальный исторический факт от вымысла: «помнил имена 6 тысяч своих солдат; боялся белого цвета и белых лошадей; перед приездом своей невесты учился танцевать; запрещал своим подругам мыться; проиграл в шахматы роботу; страдал от обострения пыльцевого ринита» и т.д.  Активно  обсуждаются  многочисленные версии смерти Наполеона. В 25 публикациях Наполеон предстает главным образом в свете своих имперских амбиций и в связи с законотворческой и государственной деятельностью –  учрежденными им орденами (5) – Орденом Почетного легиона и Орденом Академической пальмовой ветви; в связи с принятием Гражданского кодекса (5); принятием закона, по которому после смерти мужа все его финансовые средства наследует только жена (1), в связи с деятельностью учрежденных им счетных судов (1). Кроме этого, имя Наполеона упоминается в контексте исторических событий – поражении при Ватерлоо, Египетского похода, Итальянского похода, продажи Луизианы США.

3.Как исторический персонаж в другом смысловом контексте, безоценочно имя Наполеона употребляется – 50 раз (14,7%): нефранцузское происхождение; упоминание в описании сюжета фильма «Братья Гримм»; дом инвалидов, где похоронен; гостиница в Гренобле, где он останавливался; «французы после Наполеона нигде не побеждали»; жена Жозефина; пасынок Наполеона Евгений Богарнэ и т.д.

4.Имя Наполеона как ассоциация, объясняющая что-то в современной реальной жизни  (6,5%) чаще  используется как символ величия, работоспособности -: «наполеоновская мерка»; «маленький Наполеон» про футбольного тренера Дика Адвоката; «наполеоновские планы» (в положительном значении), «комплекс Наполеона». («”Из грязи в князи”. Бедный, но умный и гордый человек вступает в трагическую схватку с судьбой и либо погибает, либо преодолевает ее»). Правда, иногда с долей иронии и пародии, как у Гоголя (пародия Чичикова в «Мертвых душах», тема в «Старосветских помещиках», «где Гоголь пишет о естественной жизни старичков, сравнивая их с людьми, завоевавшими полмира и оставшимися в конце жизни на куске земли, на котором нельзя посеять даже картошки, – прозрачный намек на каменистый остров Святой Елены, где умер Наполеон»).

5. Информация о событиях – 57 упоминаний (12,1%), которые можно разделить на блоки:  художественные и документальные фильмы и мини-сериалы [16]исторические реконструкцииспектакли, оперы[17]выставкидругое (празднование 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года;  реставрация памятников, связанных с войной 1812 года в Малоярославце и в Москве; аукционы.

6. Созданные ранее художественные произведения, биографии Наполеона, художественные фильмы, балеты, песни  (7,9%):  в связи с романом Л. Н. Толстого «Война и мир» (7); балет “Наполеон Бонапарт” Тихона Хренникова(4); опера Рыбников «Война и мир» (2); биографии (3); песня Шаляпина “В двенадцать часов по ночам из гроба встает император…”,  фильм «Марыся и Наполеон”;  фильм «Кутузов» 1943-44 гг. (реж. Владимир Петров): фильм «Война и мир» Бондарчука (3); фильм «Наполеон и Саманта»;  книга Тарле “1812 год. Нашествие Наполеона на Россию”; симфония Антона Эберля, посвященная Наполеону; Консульский марш; “Марш Наполеона”, «героическая» симфония № 3 Бетховена и т.д.

7.  Другие упоминания  (12,2%): а) содержат отсылку к «времени Наполеона» как исторической эпохе (возникновение  специальных барабанных установок, тамбур, французский аналог ЕГЭ с 1809 года; лагеря; первые трюфели незадолго до Наполеона и т.д.)

б) показывают имя Наполеона в названиях других предметов:  Торт «Наполеон» – 4, сорт яблок Наполеон, рыба Наполеон,  коньяк «Наполеон», отель в Париже «Наполеон».

При этом 78% упоминаний Наполеона в статьях не имеют какой-либо оценочной характеристики, а среди упоминаний, которые имеют эмоциональную окрашенность, две трети носят негативную окраску.

 Наполеон как мифологический персонаж.

Формирование исторического мифа может  быть выражено в следующих схемах, которые мы анализируем на примере наполеоновского мифа в массовом сознании.

1. Крайняя упрощенность исторических событий и процессов. Миф обычно лишен любого представления о неоднозначности происходящего. В мифе фигурируют только наиболее явные и очевидные причинно-следственные связи, сложным явлениям даются простые характеристики и объяснения. Как писал Р.Барт, «при переходе от истории к природе миф действует экономно; он уничтожает сложность человеческих поступков, придает им простоту сущностей и элиминирует всякую диалектику, пресекает всякие попытки проникнуть по ту сторону непосредственно наблюдаемого; он творит мир без противоречий, …. и располагает его перед нашим взором во всей его очевидности, безмятежной ясности;  кажется, что вещи значат что-то сами по себе[18].

Наполеоновские войны интерпретируются как грабительские, захватнические, с использованием терминов «коварное нападение».

Так, название Отечественная война  появилось лишь во времена царствования императора Николая  I в 1837г., война стала рассматриваться как народная, освободительная, при этом факты о крестьянских восстаниях, бунтах  отсутствовали в учебниках по истории и в советское время.  Зато большой популярностью пользовалась история о крестьянке Василисе Кожиной, возглавившей один из партизанских отрядов, которая сама стала мифическим персонажем, оставшись на открытках и  лубочных картинках.

2. Произвольный подбор фактов под заранее сформированный тезис. Миф может приниматься априорно, поскольку  у каждого мифа есть  доминирующая  идея.  Те факты, которые не соответствуют этой идее, исключаются. Недостающие факты часто выдумываются, а вписывающиеся в канву мифа преувеличиваются.  Происходит «.. лишение истории, когда Миф лишает предмет, о котором он повествует, всякой историчности. История в мифе испаряется, играя роль некоей идеальной прислуги: она все заранее приготовляет, приносит, раскладывает и тихо исчезает, когда приходит хозяин, которому остается лишь наслаждаться, не спрашивая, откуда взялась вся эта красота»[19] ( 10).

Так, в российском общественном мнении давно и прочно утвердилась точка зрения,  что отступали мы до Москвы, а потом началось  серия побед.  Механизм формирования мифа здесь следующий: «ИТОГОВАЯ ПОБЕДА ПОЗВОЛЯЕТ ТРАКТОВАТЬ В КАЧЕСТВЕ ПОБЕД ВСЕ ОТДЕЛЬНЫЕ ПОРАЖЕНИЯ»  (Вместе с тем, во время войны1812 г. за всю кампанию французы потерпели единственное серьезное поражение, причем в бою, который ничего не решал (под Березиной).

3. Отсутствие критики источников. В рамках мифа истинны те источники, которые соответствуют идее мифа. В роли источника по политической и социальной жизни общества той или иной эпохи может выступить посвященное этой эпохе художественное произведение (например, кинофильм) вне зависимости от его реальной достоверности.

Несмотря на огромное количество произведений о Наполеоне (русских авторов[20]) в современной образовательной системе активно используются немногие.

При этом поэзия, за исключением известного стихотворения Лермонтова (БОРОДИНО),  проходит мимо подавляющего большинства школьников,  то Л.Толстого читают все выпускники и одна из тем обязательных сочинений посвящена именно Наполеоне.  Именно от Толстого идут такие черты образа как (холодность, равнодушие, бесстрастность, стремление к обладанию, а также некоторые внешние  характеристики, как подрагивание ляжки).  Именно эти ассоциации доминируют в завершающих фразах студентов (недавних кшкольников), заполняющих бланки «неоконченных предложений».

Именно Толстой сформулировал главную метафору для описания войны1812 г. и победы русских – «дубина народной войны». Заметим при этом, что другие точки зрения, будучи весьма популярны в обществе 19 в. И отраженные в литературе (например, в романе Загоскина «Русские в1812 г.), рассматривающие войну1812 г. как войну двух благородных соперников, как рыцарскую войну,   постепенно ушли на второй план.

Третий источник мифологии о войне 1812 г.  – отечественная фильмография – художественный фильм Ф. Бондарчука «Война и мир» (1967 г.), и, как ни странно теле-мюзикле «Гусарская баллада» (1962 г.), в основу сюжета которого положена история первой женщине-офицере, кавалер-девице  Н.Дуровой, которая участвовала в сражениях под Смоленском, Колоцким монастырем, при Бородине.

4. Качественную оценку происходящему. Однозначность и безапелляционность этой оценки – «черно-белое восприятие» и упрощение. Например, тот или иной политический деятель в обязательном порядке характеризуется как «хороший» или «плохой», итоги сражения – как «победа» или «поражение». При этом не допускается наличие «плохих» черт у «хорошего» события или личности – в противном случае неизбежен мгновенный переход в разряд «плохих». Миф обычно рисует либо черной, либо белой краской, оттенки недопустимы.
Так, среди упоминаний в СМИ, изучаемых контент-анализом,  две трети (66,7%)  носят негативную эмоциональную окраску, они  включают в себя 18 упоминаний – в связи с Отечественной войной 1812 года (о его «вторжении», «нападении» и т.д.);  9 упоминаний о нем как об агрессоре, завоевателе – «жестокая диктатура», низкие попытки объединения Европы, пытался взорвать Спасские ворота, символ врага и т.д.,  7 упоминаний  по поводу его психоэмоциональных характеристик –истеричность, высокомерная поза.  Упоминания с позитивной оценкой (33,3%), связаны с описанием его выдающихся качеств: таланта полководца, государственного деятеля, работоспособности и т.д.

5. Эмоциональная окрашенность. Миф обязательно окрашен эмоционально, он не допускает равнодушия к описываемым явлениям и рассчитан на пробуждение у людей четко определенных эмоций.  Категоричность выражается в формулировках великий, талантливый, непревзойденный, злодей, Антихрист и  т.д.  В разные годы, в разные исторические периоды доминировали различные аспекты образа.

Однако если в художественной среде, в интеллектуальной среде  симпатия  – главная эмоциональная оставляющая сегодняшнего отношения к Наполеону (см. например пьесы, посвященные Наполеону[21], работы Э.Радзинского),  то в обыденном сознании преобладают нейтральные и негативные составляющие.

И хотя по мнению критиков, образ французского императора воплощается как своего рода “избранное” из основных и из второстепенных источников отечественной «наполеонианы», формировавших за почти два века наше русское представление об этом человеке и наше отношение к нему, где «ненависть к вождю захватнических войск не противоречит восторгам перед его административно-военным гением, где неприятие его жестокости и мании величия смыкается с состраданием к узнику острова Святой Елены, к последнему герою-романтику Французской революции, уничтоженному единением коронованных посредственностей с нарастающей мощью банкирских домов…»[22].

Эту эмоциональность мы встречаем  в современных газетных публикациях. Так, с одной стороны Наполеон упоминается как один из грозных диктаторов – наравне с Гитлером, Сталиным, как «омерзительная фигура», говорится о его «ужасающей диктатуре», «низких» попытках объединения Европы;  он характеризируется как один из исторических персонажей, имевших «вожделенные взгляды на российские просторы», отрицается его роль в истории  (8 сообщений).

С другой стороны – восторженное поклонение: он  и  «живое чудо», один из тех людей – Петра, Александра Великого, Цезаря, Вашингтона, Тамерлана, Гитлера, Сталина, о которых не забывают, к которым «обязательно вернутся, не раз и не сто раз», «кумир молодежи» наравне с Путиным, Пушкиным, Шевчуком, «великий полководец, историю побед которого должен знать любой культурный человек», гений и провидец.

6. Оппозиция.  герой – Анти-герой.  В отечественном массовом сознании Наполеон как правило противопоставляется Кутузову.  Это классический мифологический сюжет – борьбы двух героев.  В данном случае логика выстраивания сюжетов очень близка описанной К.Леви-Строссом логике мифа, предполагающей преодоление противоположностей путем замены «главной» оппозиции.

7. Мультиплицитность.  Как подлинно мифологический персонаж, Наполеон в России, оставаясь частью официальной исторической науки,  существует в нескольких медиальных средах. Появившись в качестве литературного персонажа (в книгах, пьесах, стихах), затем он обретает популярность на кино- или телеэкранах, затем мультиплицируется в сиквелах, игрушках, вещах и потребительских брендах и т.д.  Фарфор и бронза, названия продуктов и сувениры, шахматы и куклы, бутылочные штопоры и чернильницы – мы встречаем наполеоновские «воплощения и в дешевых безделушках, и в дорогостоящие предметах роскоши.

Так, на Красной площади (в одеждах исторических персонажей) наряду с Лениным, Сталиным, Марксом,  мы часто видим  и Наполеона, что позволяет говорить о том, что он по-прежнему культурный (и узнаваемый) герой сегодняшнего времени [23].

Не будем останавливаться на литературных аспектах наполеоновского мифа,  а обратимся к рекламе,    т.к. в ней упрощённая форма подачи материала сочетается с удивительным разнообразием культурных значений.  Рекламная фраза содержит два «сообщения», первое из которых говорит о необычайно высоком качестве товара, другое – призвано   обеспечить узнаваемость.

Прошлое — всегда хороший материал для формирования второго сообщения, поскольку  смысловая насыщенность позволяет избежать пояснений и обойтись одним словом или именем.

Важно оценить, что представление прошлого в рекламе не маскируется под презентацию, не фальсифицирует, не пропагандирует, как в других жанрах (в кино, образовательных программах и т.д.). Ее задача – сыграть на том, что уже существует.

Рекламные ролики, где использован позитивный образ Наполеона, как правило связывает его образ с успешностью, что в частности, так необходимо для бизнеса. (см. например, Видеоролик для офисного центра “Наполеон” со слоганом  «Если крепости не сдаются, их берут в аренду»[24] (15);  или ролик ювелирных магазинов АЛТЫН[25]. К числу весьма удачных рекламных роликов последних лет можно отнести рекламные ролики Банка «Империал». В первом ролике  – «Барабан» – Наполеон демонстрирует личную храбрость на поле сражения, когда рядом падает снаряд[26].  Во втором – «Зима» –  способность достойно проигрывать [27].  Слоган кампании  – «вечные ценности», а Наполеон  –  безусловно, положительный герой, носитель архетипа ГЕРОЯ (ХРАБРЕЦ)  и архетипа мудреца (где он выступает в качестве человека, принимающего удары судьбы).

Аналогичным образом использован образ Наполеона в рекламе Делового еженедельного журнала  «Компания», где в  Наполеоном одет один из самых успешных бизнесменов современной России[28].

Вместе с тем, большая часть архива «рекламных образов»  эксплуатируют идею о победе русских (включая и предыдущие), как например, мультипликационная  Реклама чипсов  «ХРУСТИМ» Хрус-TEAM/ [29].

8. Актуализация. Актуализация, так же как и избирательность в первую очередь связаны со значимостью исторического знания и исторического опыта для современности, для происходящих в настоящее время событий и процессов и возможного их влияния на будущее.

Миф неизбежно содержит в себе некий вывод, весьма актуальный для дня сегодняшнего и завтрашнего. Например, миф «русские не сдаются» или «русские прусских всегда бивали» означает – «и сегодня побьем, и завтра». Именно поэтому исторические мифы представляют величайшую ценность для любой политической силы и во многих случаях идеологизированы.

В этой ситуации историческая память нередко персонифицируется, и через оценку деятельности конкретных исторических личностей формируются впечатления, суждения, мнения о том, что же представляет особую ценность для сознания и поведения человека в данный период времени. Так и  миф о Наполеоне наполнялся то любовными историями, то его ролью во время революции, то отношениями с родственниками и соратниками.

Его имя используется   как символ врага, нападающего на Россию («Что значит мощь народа, не побежденного никакими гитлерами и наполеонами»), или как символ диктатора (поясняя поведение Каддафи)[30].

9. Десакрализация как следствие демифологизации истории, демонстрирует наличие мифа.

Один из механизмов десакрализации – отрицание значимости явления. Вспомним, как русская проза безжалостно  отбросила дистанцию в отношении Наполеона: Наполеон из имени собственного становится именем нарицательным.

Другой путь – ирония, который использовался с войны 1812 г. Заметим, что в наше время, в десакрализации в большей степени нуждается русская сторона, потому шутки, анекдоты, и другие образцы устного народного творчества (современного) в равной мере посвящены и французской,  и российской стороне.

Мы считали необходимым в рамках нашего исследования обратиться и к смеховой культуре, представленного разыми формами анекдотического жанра.

Анекдот в повседневном сознании выступает как противоположность мифа. В нем выражается скепсис относительно высших ценностей и абсолютов, утверждаемых мифом. Если миф цепляется за факты, которым придается мистическое значение, то анекдот рассматривает факты в перспективе обыденной жизни, где все непрерывно меняется, наслаивается друг на друга и бесследно исчезает. Анекдот отказывается от превращения фактов в ценности, заведомо «не ценит» то, о чем рассказывает, поскольку рассказанное необходимо только для того, чтобы над ним посмеяться[31], что происходит, например в последней комедии   «Ржевский против Наполеона»[32].

Для анализа этой стороны общественного сознания мы выбрали также «пародии» из известной телевизионной игры КВН (Клуб веселых и находчивых, в которую играют студенты).

Общий анализ всех скетчей о Наполеоне позволяет выделить следующие их типы:

  • Пародии – на историю и исторических персонажей[33];
  • Пародии на литературные произведения о Наполеоне, в первую очередь на «Войну и мир»[34];
  • Пародии на театральные постановки о Наполеоне. Их, кстати, за последние 10 лет в России было немало. В актуальном театральном репертуаре – 8 спектаклей о Наполеоне русских  и зарубежных авторов[35];
  • Пародии на фильмографию о Наполеоне и войне 1812 г., здесь лидер – уже называемый мюзикл «Гусарская баллада» (См. эпизод «давным-давно» из мюзикла и пародию на него[36];
  • Пародии на  авторов, которые пишут и говорят о Наполеоне (в частности на известного драматурга Э.Радзинского).

В содержательном плане рейтинг тем, обыгрываемых в пародиях, выглядит следующим образом:

1. Наполеон и Кутузов. При этом Кутузов во всех пародиях выполняет роль «трикстера». Спящего, усталого, толстяка, ловкача, хитреца, который неожиданно наносит удар и выигрывает, что хорошо ложится и на исторические факты, и на «толстовский» образ Кутузова.   Не случайно во всех пародиях так легко выявляются  аллюзии на текст Толстого[37].

2. Наполеон и Жозефина. Классический сюжет мифа – всепобеждающая и всепоглощающая любовь.

3. Наполеон как ГЕРОЙ (полководец, храбрец, борец)

Т.о., Генезис наполеоновского мифа сегодня имеет различные  основания:

  • Идеологические. Формируется властью или оппозицией для решения своих задач – легитимации, повышения собственного авторитета и т.д.;
  • Коммерческие, особенно популярное в последнее время. Миф формируется для того, чтобы подороже его продать. В наименьшей степени связан с реальностью и наиболее скандален;  Огромное количество теле- и радио- передач  о Наполеоне далеки от исторической критики.
  • Научные. Миф формируют профессиональные историки. Пример: написание популярных монографий и школьных учебников.
  • Художественные. Именно этот источник наполеоновского мифа в массовом сознании  имеет, пожалуй, первостепенное значение в современных условиях.

Наполеон  запечатлен не только в русской исторической памяти, но и в русском художественном сознании. Только за последние 10 лет, в Москве шло  8 спектаклей о Наполеоне, как русских, так и зарубежных авторов.  В настоящее время один из культовых российских режиссеровЮрий Грымовначал съемки нового художественного фильма о войне 1812 года,  готовится в постановке новая опера Рыбникова «Война и мир».

Несмотря на значительное сужение образа Наполеона за последнее столетие, он по-прежнему остается культурным и мифологическим героем.

 

 

 

 


[1] Halbwachs M. Les cardes sociaux de la memoire, Paris: Presses Universitaires de France, 1952. Les Travaux de L’annee Sociologique. Paris.:F.Alcan.1925.

[2] Романовский Н.В. Новое в социологии – «бум памяти» // Социологические исследования. 2011. – : 6. С.14.

[3] Лосев А. Ф. Диалектика мифа. М., 1930; Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1970; Стеблин-Каменский М. И. Миф. Л., 1976; Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. М., 1978; Голосовкер Я. Э. Логика мифа. М,, 1987 и др.; Myth; religion and society: Structural essays. Cambridge etc., 1981; Vernant J.- P. Myth and Thought among the Greeks. L., 1938; Liebrucks B. Irrationaler Logos und rationaler Mythos. Wurzburg, 1982; Faszination des Mythos: Studien zu antiken und mod. Interpretationen. Basel, 1985; etc.

Morcea Eliade Aspects du muthe? , Paris, Gallimard, “Idees”, 1963; Barthes R. Mythologies.P.Seuil, 1957.

[4] Рефуле Ф. Миф и история// СИМВОЛ – № 15, 1986 – С.43-51).

[5] Saxl F. Lectures. – London, 1957. – Vol. 1. – P. 73.

[6]Шнирельман В. Ценность прошлого: этноцентристские исторические мифы, идентичность и этнополитика /Реальность этнических мифов / Под ред. М. Олкотт и А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. – М., 2000.- 99 с. – (Аналит. серия / Моск. Центр Карнеги; Вып. 3).

[7] Автономова Н. Миф: хаос и логос //Н. С. Автономова? Заблуждающийся разум: Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И. Т. Касавин — М.: Политиздат, 1990. — С. 30-57.

[8] Использовались опросы общественного мнения 2001, 2003, 2010 гг. Фонда  “Общественное мнение”. Всероссийский опрос городского и сельского населения. 23 июня 2001 года. 1500 респондентов, Опрос 2010 – июль, 2000 респондентов

[9] Социологическое исследование, проведенного среди студентов московскх ВУЗов, методом неоконченных предложений. Выборка 220 человек. Архив автора.

[10] Климова С. Опыт использования методики неоконченных предложений в социологическом исследовании // Социология: методология, методы, математические модели. 1995. № 5 – 6.

[11] Исследование «Образ Наполеона в   печатных СМИ» (изучался массив данных по общенациональной газете «Российская газета» с 2004 по 2011 гг.

[12] Авторское исследование «Визуальный образ Наполеона на теле-экране», анализировались рекламные ролики, сюжеты теле-игры КВН.

[13] Elster J. Belief, Bias and Ideology // Rationality and relativism. – Oxford, 1982. – P. 123.

[14] Renan, E. (1990)> ‘What is a Nation?” in H.K.Bhabha (ed.) Nation and Narration, p 7-19. London: Routledge. (orig.pub. 1882)

[15] Опрос, проведенный Фондом  общественного мнения в июле2010 г., Выборка всероссийкая, 2000 человек.

[16] «Хозяин морей», мини-сериал «Наполеон» (реж. Ив Симоно. 2002), «Новые одежды императора», “Наполеон капут!»; телепроизведение Э. Радзинского “Жизнь и смерть Наполеона”; художественно-документальный сериал “И ты, Брут?! Всемирная история предательств” (один из героев); документальная лента “Потерянная армия Наполеона”

[17] В постановке Михаила Резниковича “Наполеон и корсиканка”, в постановке Трушкина – “Морковка для императора” (И.Губача), «Корсиканка» в театре-студии киноактера , в Тольятти, в театре “Колесо”  – “Жозефина и Наполеон» ; “Наполеон Первый” Ф. Брукнера в московском Театре имени Маяковского, «Премьера “Войны и мира” в Большом театре; перевод пьесы “Наполеон I” Фердинанда Брукнера; фестиваль архивного кино «Белые столбы» с показом лент о Наполеоне.

[18] Barthes R. Mythologies.P.Seuil, 1957/ 10. Там же Р.Барт  Миф как деполитизированное слово / Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. : Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступ. ст. Г. К. Косикова.— М.: Прогресс, 1989. С.115-118.

[19] Барт Р. Миф как деполитизированное слово / Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. : Пер. с фр. / Сост., общ. ред. и вступ. ст. Г. К. Косикова.— М.: Прогресс, 1989. С. 119.

[20] Ни один из отечественных классиков ( в области литературы) не обошел наполеоновской  темы. От Жуковского и Пушкина до Марины Цветаевой, Страсть которой простиралась до того, что из личной иконы был выброшен святой, а в оклад вставлен Бонапарт.  Кстати, именно она переводила  Ростанова «Орлёнка» с французского на русский.

[21] Пьесы «Морковка для императора», Корсиканка (по пьесе И.Губача), Наполеон первый по пьесе Ф. Брукнера,  «Наполеон в Кремле»  по пьесе В.Малягина, оперетта О.Штрауса «Шляпа Наполеона».

[22] Золотцев С. Актер особенной стати. «Завтра»   от 01.03.1998.

[23] Ленин и Наполеон на Красной площади. Видео-съемка. [http://www.youtube.com/watch?v=KTqy4YwAtf0&feature=related ].

[24] Рекламный видео-ролик для офисного центра Наполеон

http://www.youtube.com/watch?v=-COsPT7IGH8

[25] Рекламный ролик ювелирного магазина «Алтын»

http://www.youtube.com/watch?v=Ki5Me-lbGos

[26] Рекламный видео-ролик банка «Империал»  (барабан)

http://www.youtube.com/watch?v=kymX1J8ngM4&feature=related

[27] Рекламный видео-ролик банка «Империал»  (зима)

http://www.youtube.com/watch?v=Os9hQxg3qGM&p=92D6AD49EAED482D&playnext=1&index=10

[28] Профиль, информационно политической журнал. 2010 – сентябрь. – С.2.

[29] Рекламный видео-ролик чипсов «Хрустим»

http://www.youtube.com/watch?v=IHfFZE1z5MM

[30] Исследование «Наполеон в СМИ».  Архив автора.

[31]  Орнатская Л. Анекдот как феномен культуры. Материалы круглого стола 16 ноября2002 г. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. С.87-94 /http://anthropology.ru/ru/texts/ornatsk/anecdote_14.html

[32] Рекламные ролики фильма «Ржевскй против Наполеона». Электронный ресурс: (http://www.youtube.com/watch?v=5JpB1n4H6XA) http://www.youtube.com/watch?v=EpFGMjnMXcQ&feature=related

[36] Мюзикл «Гусарская баллада» :http://www.youtube.com/watch?v=Tqttc0ujso4&feature=related

КВН: Пародия на Гусарскую балладу: http://www.youtube.com/watch?v=LIGlgGO2hjA

Advertisements